шелковый кант

ткани из белоруссии купить в спб

Самовывоз: 3 октября. Курьером: 4 октября. Упаковкой выгоднее! Цена за упаковку 4 шт. Цена за ед. Самовывоз: сегодня.

Шелковый кант ткань купить в минске уручье

Шелковый кант

Удовольствием купить хлопок ткань для детского белья Вашем

В кресле сидит Тереса, держа в руках раскрытую газету. Мою газету. Это — Тереса, хотя лицо ее скрыто за развернутой газетой. Можешь простудиться, и будет хуже. Разве ты не видишь, что он над нами издевается? Чую ладан. За дверью слышу шепот. Явилось его преподобие со своим запахом ладана, в своих черных юбках, с кропилом в руках, чтобы спровадить меня на тот свет по всем правилам искусства.

Хе-хе, а я их надул. Он там. Ага, Падилья, подойди. Магнитофон принес? Если ты желаешь себе добра, ты принесешь его сюда, как всегда приносил по вечерам в мой дом в Койоакане. Сегодня, как никогда, ты должен показать мне, что все идет по-старому.

Не нарушай обычая, Падилья. А, вот и ты. Они обе не хотели впускать тебя сюда. Скажи свое имя. Если бы я мог яснее увидеть ее улыбку. Она, наверное, чувствует запах мертвеющей плоти, наверное, смотрит на эту ввалившуюся грудь, на серую щетину скул, на нескончаемую струйку из носа, на эти… Ее уводят от меня. Врач щупает мне пульс. Каталина поглаживает мою руку. Увы, ненужная ласка. Я вижу ее, как в тумане, но пытаюсь заглянуть в глаза.

Останавливаю ее руку, пожимаю холодные пальцы. Мы переправимся через реку верхом. Не утомляйся. Я не понимаю тебя. Какая чепуха… Да. Священник преклоняет колена рядом со мной. Бормочет молитву. Падилья включает магнитофон. Я слышу свой голос, свои слова. Ох, закричать бы, закричать. Ох, выжил ведь. В дверь заглядывают два врача. Я выжил. Рехина, мне больно. До черта больно, Рехина, — и я знаю, что у меня болит, Рехина.

Обнимите меня; ох, больно. Мне воткнули в желудок длинный холодный кинжал. Я знаю, кто всадил клинок в мое нутро; я чую запах ладана, я устал. Пусть работают. Пусть теребят меня, когда я охаю. Я не обязан им жизнью. Не могу, не хочу, не просил… Боль разламывает поясницу. Трогаю свои ледяные ноги. Не хочу этих синих ногтей… О-хо-хо, я выжил. А что я делал вчера?

Если буду думать о том, что делал вчера, отвлекусь от настоящего. Голова ясна. Очень ясна. Думай о вчерашнем. Ты еще не помешался, не так уж невыносимо страдаешь, ты можешь думать об этом. Вчера, вчера, вчера. Вчера Артемио Крус летел из Эрмосильо в Мехико.

Нет, не вчера. Сегодня утром. Артемио Крус. Нет, не плохо. И не Артемио Крус. Кто-то другой. Тот, кого отражает зеркало рядом с постелью больного. Его близнец. Артемио Крус болен, не живет. Нет, живет. Артемио Крус жил. Жил несколько лет… Несколько спокойных лет. Нет, не лет… Несколько дней. Его двойник. Ты вчера делал то же самое, что всегда. Едва ли стоит вспоминать о вчерашнем. Сейчас, на этой кровати, в полутьме этой комнаты лучше думать о прошлом, как о будущем, как если бы еще ничего не случилось.

В мутной полутьме глаза смотрят вперед — из глубин прошлого. Да, вчера, 9 апреля года, Ты полетишь из Эрмосильо регулярным рейсом на самолете Мексиканской авиационной компании, который вылетит из столицы Соноры — где жара не дает дышать — в 9 часов 55 минут утра и приземлится в Мехико ровно в 16 часов 30 минут. Из иллюминатора четырехмоторного лайнера Ты увидишь низкорослый серый город, опоясанный кирпичными домами с цинковыми кровлями.

Стюардесса предложит тебе жевательную резинку в целлофане — Ты вспомнишь и эту подробность, потому что девушка будет была — ибо не так-то просто думать обо всем в будущем времени очень красивой, а Ты ведь не промах по этой части, хотя возраст приговаривает тебя скорее к созерцанию, нежели к действию.

Не то говоришь: ведь Ты же никогда не согласишься с таким приговором, даже если и останется одно — созерцать. Сверкающая надпись «No Smoking. Fasten Seat Belts» зажжется в тот самый момент, когда самолет, приближаясь к долине Мехико, вдруг резко скользнет вниз, словно теряя способность держаться в воздухе, и тут же накренится вправо. С полок посыпятся свертки, саквояжи, чемоданы, раздадутся вопли и стоны пассажиров. Пламя охватит четвертый мотор — на правом крыле. Он остановится, а все будут кричать.

Только Ты останешься сидеть — невозмутим и недвижен, жуя резинку и разглядывая ножки стюардессы, которая будет бегать по проходу, успокаивая пассажиров. Тут сработает система огнетушения, и самолет спокойно приземлится. Никто и не заметит, что только Ты, старик семидесяти одного года, сохранил присутствие духа. Ты будешь горд собою, но не подашь и виду. Ты подумаешь, что совершил на своем веку столько трусливых поступков, что быть храбрым уже не трудно.

Ухмыльнешься и скажешь себе: нет, это не парадокс, а истина, и, может быть, даже абсолютная истина. Путь в Сонору тебе придется проделать в своей автомашине «Вольво» номер ДФ, потому что некоторые типы из местных властей вдруг закобенятся и их надо проведать — надо проверить и укрепить все звенья цепочки чиновников, которых Ты купил. Да, купил — Ты не станешь обманывать себя высокопарными словами: убедил, уговорил. Нет, Ты их покупаешь, чтобы они поприжали — еще одно правильное слово! Ты дашь десять процентов инспекторам, и рыба, пройдя через руки многих посредников, будет продана на столичном рынке в тридорога, а Ты получишь прибыль, в двадцать раз превосходящую реальную стоимость товара.

Тебе придется вспомнить обо всем этом, раз уж начал вспоминать, хотя это материал, отнюдь не подходящий для опубликования в твоей газете, и Ты подумаешь, что по сути дела только теряешь время, вспоминая о таких вещах. И тем не менее Ты углубишься в воспоминания, разворошишь их. Тебе захочется припомнить и другое, но прежде всего захочется забыть о состоянии, в каком находишься.

Нет, прости, не находишься — будешь находиться. Тебе станет плохо в твоей конторе. Тебя, без сознания, отвезут домой; придет доктор и скажет, что диагноз можно поставить только через несколько часов. Придут другие врачи. Они ничего не определят, ни в чем не разберутся. Обронят несколько мудреных слов. А тебе захочется увидеть себя.

И увидишь. Обмякший, сморщенный бурдюк. Дрожит подбородок, тянет гнилью изо рта, разит из-под мышек… Так и будешь валяться — немытым, небритым, злым; заливаться потом и мочой. Но Ты все же будешь вспоминать о том, что «случится вчера». Из аэропорта Ты направишься в свою контору, проедешь через город, пропитанный вонючим газом — полиция только что разгонит демонстрацию на площади Кабальито. Затем просмотришь вместе с заведующим редакцией заголовки крупного плана, передовицы и карикатуры и останешься доволен.

Примешь своего североамериканского компаньона и обратишь его внимание на опасность, которой чреваты пресловутые профсоюзные чистки. Потом в контору зайдет твой администратор Падилья и сообщит, что среди индейцев — волнения, а Ты поручишь Падилье передать комиссару индейской общины твой приказ: согнуть индейцев в бараний рог — за то он, комиссар, и деньги получает. Утром будет уйма работы. Тебя посетит представитель нашего североамериканского благодетеля, и Ты добьешься увеличения субсидии для своей газеты.

Призовешь репортера — специалиста по светской хронике и закажешь ему клеветнический фельетон на того самого Коуто, который подставил тебе подножку в сонорском бизнесе. В общем, провернешь массу дел! А потом сядешь вместе с Падильей подсчитывать доходы. Это доставит тебе немалое удовольствие. Во всю стену кабинета распласталась карта, показывающая масштабы твоей деятельности и деловые связи: газета, крупная недвижимая собственность в Мехико, Пуэбле, Гуадалахаре, Монтеррее, Кулиакане, Эрмосильо, Гуаймасе, Акапулько; серные разработки в Халтипане, рудники в Идальго, лесные концессии в Тараумаре, отели, трубопрокатная фабрика, рыботорговля, финансовые сделки, биржевые операции, юридическое представительство североамериканских компаний, руководство администрацией по займу, полученному на строительство железных дорог.

Советник многих благотворительных фондов, акционер ряда иностранных фирм: по производству красителей, стали, медикаментов. Имеется и еще кое-что, о чем не говорит карта: пятнадцать миллиардов долларов в банках Цюриха, Лондона и Нью-Йорка.

Ты закуришь сигарету, невзирая на предупреждение врачей, и вновь перечислишь вслух махинации, принесшие богатство. Краткосрочные под высокий процент займы крестьянам после революции; скупка земель под Пуэблой в предвидении быстрого роста города; покупка в столице — при дружеском содействии очередного президента — земельных участков под застройку; приобретение столичной газеты, покупка акции горнорудных компаний и создание смешанных мексикано-североамериканских обществ, в которых Ты брал на себя президентство, чтобы все было «по закону»; деятельность в качестве доверенного лица североамериканских инвесторов и посредника между Чикаго, Нью-Йорком и мексиканским правительством; биржевая игра на повышение и понижение курса ценных бумаг, их покупка или продажа ради наживы; упрочение позиций при президенте Алемане; присвоение общинных земель, отвоеванных у крестьян в соответствии с новым планом строительства в городах внутренних районов страны, и расширение лесных концессий.

Да, — Ты вздохнешь и попросишь у Падильи спичку — двадцать лет взаимопонимания с властями, социального мира, классового сотрудничества; двадцать плодотворных лет — после периода демагогии Лacapo Карденаса; двадцать лет, посвященных интересам предпринимательства, укрощению профсоюзных лидеров, разгрому забастовок.

И вдруг Ты схватишься руками за живот, твое смуглое лоснящееся лицо исказится, голова в седых завитках гулко стукнется о настольное стекло. Ты увидишь, на этот раз очень близко, отражение своего больного двойника, и все шумы жизни унесутся, смеясь, из твоей головы, а пот многих людей зальет тебя, их тела завалят тебя.

Ты потеряешь сознание. Отраженный двойник воплотится в другого, станет тобой, старцем семидесяти одного года, который будет лежать бездыханным между вертящимся креслом и огромным стальным письменным столом. Это случится. И Ты не узнаешь, какие дни и даты войдут в твою биографию, а о каких умолчат, не вспомнят. Не узнаешь. Известными, конечно, станут банальные факты — и Ты не первый и не последний будешь иметь подобный послужной список.

Тебе бы он понравился. Ты только что вспоминал о нем. Но теперь Ты должен припомнить и другие события, другие дни, должен вспомнить о них. Эти дни — далекие и близкие, преданные забвению или врезавшиеся в память «встреча», «размолвка», «ушедшая любовь», «свобода», «гнев», «неудача», «стремление» — были и будут содержать нечто большее, чем то, о чем говорят ярлыки, которые Ты на них навесил. Это дни, когда твоя судьба будет преследовать тебя по пятам, как борзая.

Она настигнет тебя, схватит, заставит говорить и действовать твое материальное «я», сложное, непрозрачное, соединенное с неосязаемым «я» твоей души, сотканной из любви нежного манго, из упорства растущего ногтя, упрямства старческой лысины, меланхолии солнца и пустыни, безволия половой тряпки, широты тропической реки, трусливой храбрости сабли и пороха, легкомыслия сохнущего на ветру белья, молодости вороных коней, древности покинутых берегов, несовместимости обычного конверта и иностранной марки, гнусности ладана, коварства яда, страдания красной сухой земли, уюта вечернего патио — из духа всех материй и материи всех душ.

Память разбивает твое сложное единство на дольки, а прожитую жизнь — на две половины: на то, что было, и то, что могло бы быть. В реальном бытии эти две половины сближались и отталкивались, сходились и расходились. У ореха всегда две половины. Сегодня они соединятся. Ты вспомнишь и про то, что не стало твоим уделом… Судьба тебя все-таки схватит за шиворот.

Ты зевнешь: зачем вспоминать. Зевнешь: много вещей и чувств выполото жизнью, сломано и растеряно по пути. Да, мог бы быть сад. Если бы можно было вернуться к началу, еще раз начать, хоть в конце… Зевнешь: но Ты ведь в своем саду. Ты же будешь жить в своем саду, только на голых ветвях не увидишь плодов, в сухом русле не найдешь воды.

Зевнешь: потянутся дни — разные, одинаковые, далекие, близкие; забудутся эмоции, порывы. Ты зевнешь, откроешь глаза и увидишь их здесь, возле себя, мельтешащих в волнении. Прошепчешь их имена: Каталина, Тереса. Они чувствуют себя обманутыми и оскорбленными, но будут и впредь скрывать раздражение и неприязнь к тебе, ибо сейчас им надо притворяться заботливыми, обеспокоенными, страдающими.

Маска участия служит первым признаком того, что им наплевать на твою болезнь, на твой вид, апатию, безучастный взгляд, воскресшие плебейские привычки. Ты зевнешь, закроешь глаза. Зевнешь: Ты, Артемио Крус, — или Он. Будешь думать, закрыв глаза, об ушедших днях. Он ехал в автомашине к своей конторе. Машину вел шофер, а Он читал газету. Случайно взглянув в сторону, увидел их обеих у входа в ателье. Прищурил было глаза, но автомобиль рванулся вперед, и Он снова углубился в чтение сообщений из Сиди Баррани и Эль-Аламейна, посматривая иногда на фотоснимки Роммеля и Монтгомери.

Шофер, вспотевший от жары, терзался, не смея включить радио, а Он думал, что правильно сделал, связавшись с колумбийскими кофейными плантаторами, когда началась война в Африке… Женщины вошли в ателье, и мастерица попросила их — «будьте любезны, пожалуйста! Известно ведь, кто они такие, мамаша и дочка, — хозяйка велела сразу же сообщить об их появлении. Мастерица неслышно скользнула по коврам в заднюю комнату, где хозяйка, сидя за обтянутым зеленой кожей столом, подписывала рекламные карточки.

Когда мастерица вошла и сказала, что явилась сеньора с дочерью, хозяйка уронила пенсне, закачавшееся на серебряной цепочке, вздохнула и пробурчала: «Ах, да; ах, да… Скоро празднество». Поблагодарив помощницу, она нахмурила брови, взбила лиловатые волосы и погасила ментоловую сигарету. Две женщины, сидевшие в зале, не обмолвились ни словом до появления хозяйки. Завидев ее, мать, весьма считавшаяся с условностями, завела не имевший начала разговор, громко сказав: «…эта модель гораздо красивее.

Изготовленный из пух-пера материал обладает высокой прочностью, отводит излишнее тепло и влагу во время сна. Стирка не рекомендуется. Одеяло с наполнителем из шерсти - достойный выбор тех, кто любит комфортный сон. Под таким одеялом не холодно и не жарко. Шерстяной наполнитель высокого качества имеет полую структуру, а потому, одеяла с таким наполнителем теплые и очень легкие, хорошо пропускают вохдух и испаряют влагу, позволяя..

Одеяло пуховое кассетное "Афродита" х теплое Легкие Сны. Если Вы приверженец классического стиля, то пуховые изделия — это для Вас. Оригинальная модель пухового одеяла из благородного белоснежного пуходержащего сатина с элегантными бортиками, которые создают дополнительный объем. Шелковый кант изящно подчеркивает форму и оттеняет гладкость и блеск сатин.. Одеяло х гусиный пух экстра Легкие Сны Sandman. Бамбуковый наполнитель обладает прекрасными бактерицидными свойствами и оказывает антибактериальное воздействие.

Одеяло лебяжий пух "Элисон" х теплое Легкие Сны. В качестве наполнителя используется синтетический сверхтонкий и практически невесомый материал, названный «лебяжьим пухом». Одеяла и подушки из него не накапливают пыль, просты в уходе, хорошо сохраняют тепло. Изделия с наполнителем из искусственного пуха легкие, мягкие и не вызывают аллергии. Одеяло пуховое "Лаванда" х Одеяло «Лаванда» изготовлено из высококачественного пуха и пера, а чехол сделан из органического хлопка — долговечной, пуходержащей ткани.

Изделие выполнено в цвете мягкой шампани, ткань украшена оригинальным фирменным дизайном. Благодаря нейтральным оттенкам ткани, подходит для использования с пост.. Одеяло кассетное пуховое "Витаминный коктейль" х Natures Натурес. Позвольте себе путешествие в прекрасный мир наслаждений. Сочетание хлопка и овечьей шерсти- одно из самых классических сочетаний в мировой практике изготовления постельных принадлежностей.

Мягкий и воздухопроницаемый натуральный наполнитель в ткани, которая обеспечивает отличный перенос влаги. Сатиновое плетение придает изделиям роскошный внешний вид. ОСК Одеяло "Кашемир" х классическое. Шерсть горной козы или кашемира очень теплая за счет микроскопических пузырьков воздуха, находящихся в ее волокнах.

Поэтому изделия из кашемира хорошо пропускают воздух, облад.. Одеяло микроволокно Vitamin E х Одеяло пуховое "Бейсик" х Всесезонное одеяло «Бэйсик» изготовлено из пуха и пера гусей Сибирской породы. Это Облегченное, теплое и воздушное одеяло сделает ваш сон спокойным и долгим. Одеяло обладает всесезонной степенью теплоты — это значит, что его можно использовать круглый год.

Стежка одеяла — классический «квадрат» с.. Одеяло "Лель" х теплое микроволокно Легкие Сны. Искусственный «лебяжий пух» — это сверхтонкое волокно, обладающее хорошими теплосберегающими свойствами при малом весе. Наполнитель из него не впитывает посторонние запахи, не подвержен гниению, в нем не скапливается пыль. Одеяло из овечьей шерсти облегченное "Руно" х Одеяло пуховое "Каригуз" теплое х Теплое одеяло «Каригуз» - показатель традиционного качества, отточенного мастерства и совершенных технологий, которых достигла корпорация «Каригуз» за долгие годы кропотливой работы.

Постельные принадлежности «Каригуз» производятся с момента основания компании, то есть уже почти 30 лет. В них сохран.. Одеяло пуховое кассетное "Афродита" х легкое Легкие Сны. Шелковый кант изящно подчеркивает форму и оттеняет гладкость и блеск сатина.

Одеяло "Лоретта" х гусиный пух теплое Легкие Сны. Оригинальная модель пухового одеяла из благородного белоснежного пуходержащего сатина с элегантными бортиками, которые создают дополнительный объем и лучше поддерживают шею. Серый шелковый кант изящно подчеркивает форму и отте.. Одеяло микроволокно Lavanda х Цвет- белый. Одеяло кассетное пуховое "Серебряная мечта" х Natures Натурес. Кант из основной ткани.

Одеяло с наполнителем бамбуковое волокно стеганое "Лаванда Антистресс" х Natures Натурес. Всесезонное одеяло коллекции «Лаванда Антистресс» выполнено из высококачественного хлопка белого цвета и необычайно плотного плетения, внутри - антибактериальное бамбуковое волокно. Дизайн одеяла дополнен удобным кармашком с оригинальной вышивкой, в который можно поместить саше, наполненное натур..

Одеяло пуховое кассетное «Ружичка» х Natures Натурес. Ткань мягкая, но очень плотная, поэтому миграция пухо-перового наполнителя, а в этом изделии в процентном отношении больше пух.. Одеяло кассетное пуховое "Идеальное приданое" х Natures Натурес. Высококачественный кашемир- редок и стоит дорого. Тончайший сатин из волокон TENCEL родился в конце 20 века и собрал в себя весь опыт европейских текстильных производителей. Все подушки состоят из двух элеме.. Одеяло пуховое "Легкость" х Одеяло «Легкость» из пухового наполнителя первой категории: гармоничное сочетание приятной цены и первоклассного качества.

Наполнитель отличается мягкостью и упругостью. Чехол выполнен из натурального хлопка, на ощупь нежного и мягкого. Одеяло «Легкость» сделает ваш сон комфортным! Одеяло подходи.. Двойная отстрочка по периметру изделия. Ограниченная серия шелковых подушек и одеял, изготовленных вручную. Только отборный натуральный шелк. Нежная и мягкая ткань из натурального шелка своим переливающимся мерцанием искусно подчеркивает всю прелесть этой обольстительной коллекции.

Точечная стежка декорирована атла.. Одеяло кассетное пуховое "Царственный Ирис" х Natures Натурес. Кто из нас не мечтает окунуться в безмятежный и по-настоящему царский сон? Специально для любителей себя побаловать, мы приготовили де.. Одеяло пуховое "Облепиха" х Одеяло «Облепиха» изготовлена из пухового наполнителя 1 категории, который отличается удивительными свойствами терморегуляции.

Эксклюзивный фирменный дизайн подчеркивает индивидуальность изделия, чехол выполнен из плотного хлопкового тика. Данная модель — сочетание эргономичной конструкции, высокого.. Одеяло стеганое из верблюжьего пуха "Сон Шахерезады" х Natures Натурес. Одеяло стеганое всесезонное, наполнитель в одеялах: верблюжий пух "Extra WooL".

Специально для любителей сухого терапевтического тепла, которое возможно, если в качестве наполнителя используется пух верблюд.. Одеяло всесезонное "Верблюжья шерсть" х Одеяло из теплой верблюжьей шерсти подходит как для холодных зим, так и для всесезонного использования.

За счет полой структуры волокон, шерсть приобретает дополнительную теплоизоляцию и легкость. Благодаря согревающему эффекту верблюжьей шерсти, расширяются сосуды и усиливается микроциркуляция кров.. ОЭТ Одеяло "Эвкалипт" х классическое. Коллекция из жаккардового хлопкового сатина и модала предназначена для тех, кто испытывает дополнительные потребности в гигиеническом уходе, но при этом имеет желание пользоваться роскошными вещами.

Одеяло всесезонное "Чистый верблюд" х Наполнитель одеяла «Чистый Верблюд» — верблюжья шерсть, подшерсток африканского верблюжонка. Верблюжья шерсть прекрасный терморегулятор: надежно защищает от холода и удерживает тепло. Благодаря согревающе.. Большой выбор одеял! На любой вкус!

КУБ ИЗ ПАПЬЕ МАШЕ КУПИТЬ

Дом и интерьер. Одежда и обувь. Сумки и аксессуары. Для детей. Куклы и игрушки. Сувениры и подарки. Канцелярские товары. Товары в русском стиле. Фэншуй и эзотерика. Активный отдых и развлечения. Музыкальные инструменты. Товары для свадьбы. Дизайн и реклама. Цифровые товары. Фермерские продукты. Для дома и интерьера.

Организация и хранение вещей. Товары для ванной. Декор и элементы интерьера. Товары для кухни. Часы для дома. Диспенсер для напитков. Ковры для дома. Строительство и ремонт. Гаджеты для дома. Картины и панно. Карты мира. Панно макраме. Тарелки декоративные. Мягкая мебель. Тумбы и комоды. Полки и витрины. Столы и стулья. Кухонная мебель. Мебель для ванной. Фурнитура для мебели. Мебель для детской. Шкафы и стеллажи. Консольные столы. Посуда для приготовления. Посуда для хранения продуктов.

Столовые приборы. Посуда для чая и кофе. Посуда для сервировки стола. Посуда для напитков. Коллекции посуды. Грелки на чайник. Разделочные доски. Детская посуда. Бомбильи и калабасы. Люстры и потолочные светильники. Бра и настенные светильники. Настольные лампы. Торшеры и напольные светильники. Абажуры и плафоны. Розетки и выключатели. Светодиодные гирлянды. Шторы и карнизы. Постельное белье. Одеяла, пледы и покрывала. Кухонный текстиль. Декоративные салфетки.

Цветы и флористика. Интерьерные деревья. Букеты и композиции. Растения и цветы. Цветочные горшки, кашпо. Интерьерные венки. Цветочные подставки и подвесы. Декор для букетов и цветочных горшков. Информация о технических характеристиках, комплекте поставки, стране изготовления, наличии, сроках доставки и внешнем виде товара носит справочный характер и основывается на последних доступных сведениях от производителя.

Политика в отношении обработки персональных данных. Кант на фуражку шелковый желтый. Ставрополь дней. Добавить в корзину. Забрать в магазине. Добавить в избранное. Осталось шт. Таблица размеров Таблица размеров. Цена действительна только для интернет-магазина и может отличаться от цен в розничных магазинах. Доставка и оплата. Войти и написать отзыв.

Моему краплак розовый действительно